Главная страница

Музейщики с интересом прочитали заметку «Как Игарка связана с Маяковским?» (№ 39 «ИН»). Действительно, Софья Сергеевна Шамардина (Адамович), в юности знакомая с Маяковским и другими поэтами, была в ссылке в Игарке. Музей располагает некоторой информацией на эту тему.

Те, кто знаком с выпусками музейной книги «Стройка № 503 (1947-1953)», наверняка помнят одного из очевидцев строительства, чьи воспоминания опубликованы в сборниках – Зою Дмитриевну Марченко. В книгах, кроме текстов, немало и её фотографий того периода. В архиве музея хранятся записи Зои Дмитриевны, ещё не опубликованные и находящиеся в исследовательских разработках. Есть, например, список людей (из ссыльных), с кем она встречалась в 1949-1953 гг., в котором такая запись:

 «ШАМАРДИНА Софья Сергеевна – жена председателя ВЦИК (?) Белоруссии. В юности путешествовала вместе с В.В. Маяковским (о ней есть упоминания в биографии Маяковского). Ссыльная в Игарке в 50-е годы. З.Д.Марченко позже встречалась с нею в Москве.

ЦЫМХЕС Эсфирь Моисеевна – подруга Шамардиной, вместе были в Игар-ской ссылке».

Запись относится к 1999 году и сделана на одной из многих встреч с З.Д. Марченко в Москве (в переписке с этой уникальной героической женщиной музей состоял с 1996 г. до самого её ухода).

Надо отметить, что С.С. Шамардина находилась в Игарке не с 1937 по 1954 гг., как указали в поисковой записке московские музейщики, а не ранее, чем с 1948 г. Прежде у неё была, по всей вероятности, первая «отсидка» (с 1937 г.), связанная, судя по статусу, с репрессированным мужем, потом выход на свободу, а в 1948 г., как и многие другие, в том числе и З.Д. Марченко, Шамардина вновь брошена в пересыльную тюрьму, и этапом – в Сибирь. Это так называемые «повторники» – политзаключённые, выжившие в нечеловеческих условиях ГУЛАГа, от Соловков до Магадана, после репрессий 1937 года. И эти данные относительно пребывания Шамардиной в Игарке имеют под собой документальную основу.

Игарчане прекрасно знают наше музейное издание – «Мы из Игарки». Недетская судьба детской книги». Оно увидело свет в самом начале 2000 года благодаря сотрудничеству с такими же бывшими политзеками, как и З.Д. Марченко, которые объединились в 90-е годы в Московское Историко-литературное общество «Возвращение». Все издательские, редакторские и оформительские заботы по нашей книге взяло на себя это общество, в первую очередь и главным образом – его председатель, бывший магаданский политзаключённый С.С. Виленский (наша благодарность ему, как и всем бывшим узникам совести, нам помогавшим, вряд ли на сколько-нибудь достаточно сможет быть выражена словами или, тем более, материально…). Именно это общество выпустило в 1993 г. небольшим тиражом книгу Ирины Витольдовны Маевской «Вольное поселение», которая как раз и описывает свою встречу с С.С. Шамардиной в одной из пересылок, совместное этапирование до Красноярска и далее по Енисею до Туруханска и Игарки, приводит свои разговоры с нею, рассказы Софьи Сергеевны о юности, о встречах и работе с Владимиром Маяковским, Игорем Северяниным. В частности, Маевская приводит такие слова своей сокамерницы:

«Всем известно, что Северянин и Маяковский антиподы. Известно, вероятно, и вам? А ведь было время, когда мы втроем ездили по России с концертами. Они много оба читали, но и я была при них как бы «придворной артисткой». Мне было восемнадцать. Володе — двадцать один, Северянин был старик — ему было двадцать семь. Одной из самых интересных была поездка в 1914 году по югу России. Я для этого путешествия и Желтую Кофту сшила. Северянин описал эту нашу поездку в своем стихотворном автобиографическом романе «Колокола Собора чувств».

К моменту прибытия в игарскую ссылку, Софья Сергеевна Шамардина была уже фактически в пенсионном возрасте, поэтому надежда отыскать её следы по списочному составу работников какого-нибудь городского учреждения очень слаба. Но если у Музея В.В. Маяковского появится хоть какой-то намёк на это, какая-то информационная зацепка, то можно будет попытаться провести поиски в игарском городском архиве. Все имеющиеся у нас сведения мы московским коллегам сообщили, будем ждать от них весточки. Чтобы заработать себе на жизнь, Шамардина могла ведь устроиться где-то уборщицей, санитаркой, няней, сторожем и т.п. или подрабатывать, например, в частном порядке портнихой, учительницей, домработницей.

Ещё один интересный факт «по ходу пьесы», хотя это и не «след». Когда в Игарке в 1952 г. сгорел Драматический театр, а в 1953 г. был закрыт ГУЛАГовский театр в Ермаково (в 1949-51 гг. располагавшийся в Игарке), многие артисты подались в Норильск, где, пополнив слившийся коллектив местного лагерного и городского театров, создали новую труппу, новый театр. И дали ему имя…  В.В. Маяковского. Он существует и поныне. Кстати, именно оттуда уехал завоёвывать московские – а позже и всемирные – подмостки Иннокентий Смоктуновский.

В фондах нашего музея немало интересных, порой совершенно уникальных материалов. И всё это – благодаря игарчанам, приносящим в дар музею свои ценные (с исторической точки зрения – бесценные) памятные вещи, семейные реликвии, редкие фотоснимки, негативы, документы, предметы.

Наверняка в преддверии какого-нибудь очередного юбилея кто-то вспомнит, например, об актрисе Вере Пашенной, режиссёре Андрее Тарковском, авиаконструкторе, музыканте, гениальном враче или инженере, сельхозакадемике или о какой-либо другой известной персоне, и пути приведут его в наш заполярный музей. У нас всегда найдётся то, что ещё неведомо ни биографам знаменитостей, ни вездесущим репортёрам. Кстати, последние лет 10 убедительно показывают, что нередко именно Игарку и всё, что с ней связано, используют в качестве трамплина для карьерного, творческого или исследовательского роста или рейтинга визитёры из Красноярска, Москвы, США, Чехии и т.д. и т.п.

Но главными в Игарке всегда были люди, их отношение к жизни, их отношение к учёным, к учителям и врачам, обездоленным людям. Будем надеяться, что этот игарский «дух», эта визитная карточка сохранится в нашем суровом, но гостеприимном краю надолго. Хотелось бы – навсегда. Ведь самое поразительное – это, к примеру, то, что практически все, кто в сталинское время «сидел» или отбывал ссылку в Игарке, претерпел неимоверные лишения и унижения, вспоминают с особой теплотой и сам наш город, и игарчан…

 А. ТОЩЕВ,  «Музей вечной мерзлоты».

Обновлено ( 20.06.2011 18:31 )

Реклама