Главная страница Телеканал "Игарка" Новости МТК "Игарка" От Нижневартовска до Игарки

PostHeaderIcon От Нижневартовска до Игарки

Несмотря на то, что наш город невелик, к нам приезжает немало интересных людей. Сегодня мы вас познакомим с гостями из Нижневартовска – Валерием Леонидовичем Михайловским (на фото – справа) и Михаилом Сергеевичем Кайданом. Валерий Леонидович лечит людей и пишет книги, Михаил Сергеевич – строил железную дорогу, которая во многом определила развитие тюменского Севера.

– Валерий Леонидович, расскажите о себе.

– Как было сказано, я живу в Нижневартовске, работаю врачом-психотерапевтом уже много лет, пишу книги, я член Союза писателей России. Последняя книга детская «Наш маленький секрет», она буквально еще, как говорится «тепленькая», только из типографии, ну и много других книг, в основном они посвящены краеведению, я люблю заниматься краеведением, и поэтому некоторые мои изыскательские вопросы, какие-то устремления привели меня сюда, на игарскую землю.

– Скажите, пожалуйста, вы и врач, и писатель, а кто главный – врач или писатель?

– Вопрос, действительно, мне такой задают, всегда отвечаю, что я все же врач. Дело в том, что врачебная специальность меня кормит, как говорится, я получаю заработную плату, и хотя на пенсии, продолжаю работать. Писательством стал заниматься не так давно, в сорокасемилетнем возрасте. Но сейчас, наверное, по времени, которое занимают мои труды в области медицины и писательства, конечно же преобладает писательство, потому что я посвящаю практически всё свое время этому делу, но еще раз говорю, что я врач прежде всего.

– Приоткройте завесу тайны, Валерий Леонидович, о чем ваша книга, которую вы пишете сейчас?

– Я написал роман, он еще не издан, называется «На тонкой ниточке Луна». Это повествование о человеке с севера – ненце, который добирается из далекой тундры в Нижневартовск. Время – 1973 год, когда идет освоение тех территорий, ему интересно посмотреть, что там делается, потому что уже летают вертолеты недалеко от его чума и он хочет посмотреть своими глазами, а что же будет с этой землей? И он нашел банальный предлог – нужно купить очки, потому что он любит читать газеты, а его старый друг, который делился с ним очками, умер и, по северной традиции, очки нужно положить в гроб, чтобы на том свете он читал газеты, – так по поверьям коренных жителей звучит. Поэтому главный герой остался без очков и едет в Нижневартовск. По дороге с ним случаются очень многие вещи – он переосмысливает свою жизнь, он видит, каким образом добывается нефть, с чем-то не согласен, в принципе не согласен с тем, как изуродована земля, и его это поражает до глубины души. Главная мысль романа заключается в том, что в нашем мире всё на тонкой ниточке, мы мало ценим то, что имеем. Жизнь – на тонкой ниточке, любовь – на тонкой ниточке, отношения между людьми – на тонкой ниточке, наша природа, она тоже очень ранима и это всё – на тонкой ниточке.

– Как пришла идея написания такого романа?

– Это очень интересная история. Лет, наверное, 25 или 30 назад один человек, мостостроитель Николай Александрович Смехов, он сейчас на пенсии и живет в Новосибирске, рассказал мне интересную историю о том, что один человек, живущий на Тазовской губе, поехал за очками в Сургут. Его путешествие растянулось на два года. Он сделал себе долбленку и на этой долбленке проплыл сначала в верховье Таза, там перетащился через перетаск, перешел в систему реки Оби, имеется в виду Ваган, который впадает в Обь. Эта история меня захватила, я сначала хотел написать небольшой рассказ и начал даже писать его, бросил, что-то не получался. Приступал несколько раз, потом начал собирать какой-то материал для этого, давай смотреть карты, изучать природу, некоторые обычаи, и понял, что рассказом тут не обойдешься. Думал, что получится повесть, начал писать повесть, и получился большой роман. По этому поводу иногда шучу, когда встречаюсь с литераторами в Нижневартовске: «Если у вас есть материал, чтобы написать хороший рассказ, пишите рассказ, а будете долго думать, придется писать роман». Вот такая история.

– Михаил Сергеевич, теперь вы расскажите о себе.

– Я коренной игарчанин. Дед мой попал сюда в числе первостроителей в 1929 году, он был сослан из Благовещенска, мама – в пятилетнем возрасте. Здесь все мы родились – сестры и братья. До восемнадцати лет я здесь жил, потом уехал, и так жизнь забросила, что попал на стройку железной дороги Ачинск–Абалаково. Там на станции Пировск сформировался мостостроительный поезд СНП-227. Устроился туда работать, а через некоторое время этот поезд передислоцировали в Тюменскую область и так получилось, что стал строить дорогу Тюмень–Тобольск, потом Тобольск–Сургут, а потом отдельным десантом поезд забросили в Нижневартовск, потому что в одну нитку работать было неудобно. Решили отправить поезд в Нижневартовск, чтобы идти навстречу друг другу. Там построили поселок небольшой. Территория очень заболочена, достаточно сказать, что на расстоянии 240 километров от Сургута до Нижневартовска – 172 трубы, мостовых перехода и так далее, то есть чуть ли не на каждом километре труба–мостик, труба–мостик, и поэтому путеукладчик перевести было невозможно, все строительство буквально на руках – рельсы, шпалы, даже девчонки таскали. Вот так строили эту дорогу.

– Сколько лет вы ее строили?

– Мы передислоцировались в 1973 году, а 14 ноября 1976 года прошел первый поезд. Это было грандиозное событие для Нижневартовска. Народу было много, на крыше тепловоза даже танцевали, обнимали его, гладили колеса, одним словом, наслаждались люди, ведь связи-то не было, только самолет да вода, так же, как здесь, в Игарке.

– Строительство этой железной дороги сыграло большую роль в вашей жизни?

– Ой, что вы, конечно. В принципе, вся жизнь прошла на этой дороге. Там родились дети, внуки, теперь уже правнуки. Дорога – это всё!

– Также мы знаем, что к юбилею открытия железной дороги вами была подготовлена фотовыставка. Расскажите об этом подробнее.

– Не к открытию железной дороги, а к 40-летию прибытия первого поезда я загорелся желанием показать людей, которые потом, кровью, горбом своим построили эту дорогу, потому что не все же знают, как это было. Начал ездить по окрестным местам, где-то кому-то писал, и они присылали фотографии. А Валерий Леонидович работал врачом в нашем поселке, там и познакомились. Он был врач на все руки – хирург, акушер-гинеколог, терапевт, детский врач, одним словом, всё, что угодно. Это он сейчас такой упитанный, а вы бы посмотрели на него в те годы, он практически не спал, высох, тонкий и звонкий был. Зато в поселке знали, что в любое время суток можно к нему обратиться. Когда дорога только открылась, Валерий Леонидович организовал движение вагона-станции переливания крови, этот вагон ходил по железной дороге и рабочие, кто мог, сдавали кровь. Скольким людям она спасла жизнь!

– Валерий Леонидович расскажите об этом.

– У меня был список людей-доноров нашего поселка, где мы жили, со всеми группами и резус-факторами. Если случалось какое-то несчастье с человеком и нужно было прямое переливание крови, я тут же искал донора, который подходит этому человеку, и делали прямое переливание крови в больнице, в 17 километрах от нас. Мы спасли много жизней благодаря тому, что была налажена такая система, когда каждый донор был на учете. Такую тактику диктовали северные условия жизни.

– Вы познакомились на железной дороге, а сейчас, какие интересы вас объединяют и что привело вас в Игарку?

– Тут очень странная история. Всё связано с этим романом, который я недавно закончил. Там есть эпизоды, которые касаются Стройки-503. Там есть героиня – Зинаида Николаевна, которая прошла эту стройку. Так как я написал уже роман, мне хотелось побывать в тех местах, может быть, увидеть объекты стройки, чтобы прочувствовать это. Сначала хотел ехать на реку Таз и уже готовил туда экспедицию. Обычно такие экспедиции готовятся долго. Нужно и маршруты согласовать, и команду набрать, иногда надо технику (лодки) с собой везти. В результате того, что мы вместе готовили фотовыставку, я немного помогал Михаилу Сергеевичу в информационном плане, собирал информацию, писал в газету статью, как говорится, был на подхвате. Раньше я не знал, что он из Игарки, узнал только сейчас, через тридцать лет нашего знакомства, и у меня как-то совершенно по-другому сложилось в голове: а почему бы не поехать в Игарку, где всё это начиналось, рядышком было управление Стройки-503? Спросил у Михаила Сергеевича, как он смотрит на то, чтобы поехать в Игарку, он согласился. Начали собираться. Я, конечно же, не думал проводить здесь сеанс лечебного гипноза по методу Довженко по лечению алкоголизма, я никогда не делал это за пределами своего города, всегда стационарно, но всё же решил его провести, чтобы помочь Михаилу Сергеевичу приехать сюда, он всё же пенсионер и ему сложно собрать такие деньги. Поэтому сеанс был благотворительный.

– Вот вы затронули вопрос по Стройке-503. Когда-то в детстве я был в мерзлотке в музее, но, правда, тогда это было совсем по-другому, нас по коридору провели, со всех сторон было написано, что вход воспрещен. Мы потрогали кости мамонта. Я учился в четвертой школе, прямо напротив мерзлотки. Сейчас в музее в отделе «Стройка № 503» я очень удивился, увидев на стене афиши театра, в котором играла моя мама. Когда я увидел афишу с ее фамилией и именем, меня «задушили» слезы. Оказывается, память сохранилась. Театр сгорел в 1951 году, но у нас дома была фотография Веры Пашенной с надписью: «Оленьке на добрую память. Верю в твой талант. Пашенная». Маму звали Ольга Николаевна, она долгие годы руководила в городе художественной самодеятельностью, в ДК ставила спектакли, в интерклубе. Тогда начальником отдела культуры была Клара Михайловна Федирко – жена первого секретаря горкома партии. Она к этому делу была неравнодушна, много помогала, маму привлекла. Тогда ставили много спектаклей и на телевидении снимали.

– В ходе поездки вы хотели найти могилу своей мамы?

– Не нашел… К сожалению, не нашел, всё заросло, записей нет.

– До какого года вы жили в Игарке?

– До 1967 года.

– Вы помните пожар в 1962 году?

– Конечно. Я бегал по бирже, срывал огнетушители, вставлял в мостовую, бежал дальше. Я видел, как горят огромные деревянные чаны – бочки такие с водой по восемь метров высотой, и они горели, рассыпались и горели. Мама работала тогда в больнице, я видел, как больных из горбольницы, которая находилась в районе ДК ЛПК, эвакуировали на конный двор, что на улице Логовой. Мы жили на Кирова, 4, моя бабушка сидела на маленьком чемоданчике, закутанная в плед, и держала в руках сумочку с документами. Повезло, что ветер был в сторону нового города и старый город не горел. Северный городок горел оттого, что с биржи горящие доски летели туда. Пожар распространялся с неимоверной скоростью. Прилетел самолет, сбросил какую-то «бомбу», все покрылось туманом. Когда съежился этот туман, пожар продолжился. Он продолжался целый день. Представля- ете, биржа пила какая была – это же, как сейчас территория города, можно сказать. Горело всё подчистую, и даже крайние дома нового города. В милиции заключенных из тюрьмы вывели (там тюрьма же была) и они сидели на полянке, руки за голову. Мы, пацаны, везде успевали. Было страшно…

– Валерий Леонидович, я знаю, что вы в своем романе описывали полярный день, но при описании допустили неточность, это так?

– Вы знаете, странная история. Я бывал когда-то за Полярным кругом, но бывал зимой, летом не был. Когда описывал в своем романе времена суток, почему-то написал о полярном дне, как о сумерках. Приехав сюда, понял, что это не так, сумерек нет, круглые сутки – обыкновенный день. Притом солнышко вокруг тебя крутится, и иногда не поймешь, где запад, где восток, где север, где юг. Солнце может оказаться в любой части света, и это как-то странно для меня. Вам, может, покажется это наивным, но для меня это стало открытием, поэтому придется мне кое-что поправить в романе. Я почувствовал, что такое полярный день, – это удивительно, когда солнышко не прячется, оно чуть-чуть касается где-то горизонта, а может, не касается, а близко подходит, потом днем взлетает повыше. Только по колебанию температуры можно понять, что это день. Я сидел с фотоаппаратом всю ночь и по часам фотографировал солнышко. В пять утра не выдержал, спать захотелось. Для меня, действительно, это стало открытием, я внесу кое-какие коррективы в свой роман. Здорово, что я приехал сюда, это прочувствовать нужно было.

Когда ехал в Игарку, хотел многое увидеть и многое увидел. В первую очередь, меня поразили люди. У кого по дороге ни спросишь, как пройти куда-либо, тебе не просто расскажут и покажут, тебя чуть ли не доведут до этого места. Настолько люди доброжелательные и внимательные, широкой души, это очень здорово, это сразу бросается в глаза. Игарчане – особая каста. Я еще одну вещь заметил: игарчане – интересный народ, они всю жизнь между собой общаются и очень дорожат тем, что они из одного города.

Я много прочитал об Игарке, знаю динамику развития, когда в семидесятых годах населения было около 20 тысяч человек – это был взлёт. Меня, как и каждого человека, который что-то знает об Игарке, в какой-то степени поразили ее разрушенные улицы, я походил, побродил по окрестностям – это всё бросается в глаза.

Еще одно. Краеведческий комплекс «Музей вечной мерзлоты» – я что-то о нем читал, что-то знал, но не ожидал увидеть своими глазами. Экскурсовод был замечательный, очень красиво рассказал историю, и это поразило. Поразило, что в условиях мерзлоты возможно было создать все сооружения под землей! 14 метров под землей – это поражает, поражает, что люди до сих пор наблюдают за мерзлотой, работают – это имеет очень большое значение для будущего, потому что мы же видим, что идут процессы потепления и так далее, и я думаю, что музей – научное учреждение – сыграет свою роль в будущем в плане изучения процессов, которые происходят сейчас с землей и земной корой.

В музее нам показали экспонаты Стройки-503, к сожалению, нам не удалось побывать на самой Стройке, я прекрасно понимаю, что нам физически сделать это очень сложно сейчас, идти нужно далеко и надо очень много времени для этого. Мы не были готовы к этому, но дух севера, дух этой Стройки переданы некоторыми экспонатами – всё, что хотел, я получил.

– Валерий Леонидович, вы привезли с собой ваши книги, расскажите о них.

– Да, я привез одни из последних своих книг, в основном краеведческие. Книга «Великий северный путь» посвящена большой экспедиции из Петербурга в Нижневартовск. Мы прошли его на снегоходах, чтобы найти ту группу финно-угорских народов, которая когда-то пришла на реку Вах, недалеко от Нижневартовска. Это особые ханты, которые отличаются немного от других, поэтому мне нужно было узнать, откуда они там появились. Чтобы решить этот вопрос, я снарядил экспедицию и мы больше 5 тысяч километров прошли на снегоходах, забирали анализы крови у определенных групп, нашли и доказали, что коми-зыряне пришли и оставили такой замечательный след. Поэтому некоторые наши ваховские ханты рыжие и белокурые.

Книга «Через всю Сибирь» посвящена истории Обь-Енисейского канала, не многие о нем знают. Это была огромная стройка более 100 лет назад. Мы тоже прошли экспедицией из Байкала в Нижневартовск 3 тысячи километров на лодках через Обь-Енисейский канал, как раз по большой воде в начале лета. Потом работа, естественно, в архивах Москвы, Петербурга, Новосибирска, Омска, Томска. Собрал все материалы и написал эту книгу.

Книга «Наш маленький секрет» недавно появилась. Это детская книга. Появились внуки, захотелось написать им книгу.

Написанию каждой книги предшествует экспедиция, а сейчас получилось наоборот, сначала написал роман, потом еду по следам его главного героя. Обычно на написание одной книги уходит от трех до пяти лет. Также в моем арсенале есть профессиональные книги. У меня вышло более десяти книг.

– Может, вы хотите обратиться к игарчанам?

Михаил Сергеевич:

– Игарчане, я вас люблю! Дай вам бог процветания, процветания городу, не разрухи, а строительства, чтобы всё у вас было хорошо!

Валерий Леонидович:

– Я хотел бы в первую очередь поблагодарить многих игарчан, с которыми встречался, огромное спасибо, низкий поклон и процветания!

– Уважаемые гости, благодарю вас за беседу, очень приятно было с вами познакомиться, мы желаем вам успехов в вашей творческой деятельности. Валерий Леонидович, надеемся, что ваша книга обретет популярность и игарчане смогут с ней познакомиться.

Н. Лукьянова.

Реклама